‮Сдвиг по фазе (kincajou) wrote in stepoverhorizon,
‮Сдвиг по фазе
kincajou
stepoverhorizon

Categories:
{Временно оставим Североамериканские Штаты и перенесёмся на территорию РФ, поближе к границе Сибирской Республики}

Значившийся когда-то прежде научным, ныне городок Северск-16 тихо гнил, превратившись в город-призрак. Градообразующий институт много лет назад был разорён и закрыт, предприятия-спутники практически лишились заказов и свернули все дела. Почти все горожане разъехались искать лучшую жизнь — здесь остались лишь те, кому уже на всё было наплевать...

Из-за уединённости городка его крайне редко посещали мародёры. Со всех сторон Северск-16 был окружён болотами и лесами, постепенно поглощавшими две дороги, когда-то связывавших городок с остальным миром — автомобильную «бетонку» и железнодорожную ветку. Если не знать, где искать, то можно потратить годы на безрезультатные блуждания по чащобе.

Ходила молва, что где-то посреди Северска-16, на территории института, есть старый, ещё с тех времён, склад каких-то материалов, за которые скупщики металлов предлагали баснословные деньги. Поговаривали также, что местные бомжи совсем одичали — мол, если забредёт кто на территорию городка, то забьют его на мясо. Никто толком не знал, откуда пошли такие дикие слухи, но иногда мародёры и на самом деле пропадали, позарившись на остатки института. Причём пропадали не какие-нибудь зелёные юнцы, а бывалые мужики, знавшие лес и не расстававшиеся с оружием.

А совсем уж дурную славу городок получил после того, как там сгинула целая бригада мародёров. Живым вернулся только один, да и то спятивший напрочь — он бормотал что-то о говорящих медведях и гиблых местах, где, мол, кожа горит, если туда зайти. Что случилось с остальными, выживший рассказать толком не смог — твердил лишь, что «проткнуло их, совсем насквозь проткнуло» или «сгорели они, совсем целиком сгорели». Самое странное в той истории было то, что у спятившего мародёра шея, грудь и живот были обожжены до волдырей даже под одеждой. После этого случая мужики решили в Северск-16 лишний раз не соваться.

Но у пришлых охотников до драгметаллов все эти россказни вызвали только кривую ухмылку. Неплохо вооружённые, на мощных машинах и с отличной экипировкой, они вообще не стали слушать отговоры местных от посещения городка. Вожак пришлых назвался Фаридом. Он помахал тугой пачкой купюр перед носом у мужиков и тому, кто вызовется быть проводником, пообещал сразу дать половину суммы, а остальную половину по возвращению грузовика. Таких денег местный люд не видывал уже давно и как-то так само собой получилось, что нашлось даже несколько добровольцев, утверждавших, что знают дорогу до Северска-16, как свои пять пальцев. Фарид добавил: «За шкюра говоращи мэдвэд — ещо столка жэ!»

+*+

Мародёры выдвинулись утром. Впереди шёл джип Фарида с двумя его людьми и проводником-добровольцем, следом за джипом ехал грузовик с остальными.

Всю дорогу проводник пытался разговорить своих подопечных — рассказывал какие-то байки, травил анекдоты, но ни сам Фарид, ни его товарищи беседу поддерживать не хотели. После очередного анекдота вожак мародёров скрипнул зубами и прикрикнул на него: «Эй, заткнысь, да? Смотры за дорога, мюжик!».

Проводник осёкся и замолчал.

Путь занял несколько часов. Всех ужасно вымотала неровная езда по бесконечным ухабам, но Фарид разрешил остановиться только один раз, да и то всего на несколько минут. Угрюмые моджахеды, как про себя их называл мужик, почти всё время просидели в одних и тех же позах в кузове грузовика.

Наконец, дорога стала немного ровнее и под колёсами захрустело бетонное крошево — машины въехали в Северск-16 ровно в полдень.

+*+

Фарид приказал устроить привал на площади, перед одноэтажным зданием с едва читаемой вывеской «ПРО...ТЫ». Вдоль противоположной стороны площади стояло некое сооружение — судя по остаткам надписи «Лучш... ..юди горо...», когда-то это была доска почёта. Повсюду, куда не глянь, были видны признаки отчаянного запустения — разваливающиеся дома, покосившиеся или совсем упавшие столбы уличного освещения, растрескавшийся бетон дорог, мусор... Время безжалостно стирало следы человеческой жизни. Всё вокруг было или серым, или ржавым, или гнилостно-чёрным. Даже трава, и та была какой-то не совсем живой на вид. Проводник осматривался с едва скрываемой тревогой — гнетущая обстановка и сама по себе действовала на нервы, а уж если вспомнить те россказни... Мужику стало не по себе и он украдкой, чтобы «моджахеды» не заметили, перекрестился.

Тем временем, люди Фарида собрали в кучу какую-то рухлядь и развели огонь, рассевшись на корточках вокруг костра. Фарид крикнул:

- Эй, мюжик! Иды сюда!

Проводник послушно подошёл к костру, попутно заметив, что мародёры достали какой-то харч — судя по буквам на банках, иностранный. Один из «моджахедов», нехорошо ухмыляясь, сказал проводнику:

- Мюжик, слюшай, нам скушно, э. Спляшы, да?

- Ч.. что?

- Ти глюхой, да? Пляшы!

Мародёр достал из кобуры пистолет и направил его на обомлевшего проводника.

- Ребя.. пац... товарищи, да вы чего?!

Грохнул выстрел, выбив рядом с ногами мужика султанчик бетонной пыли. «Моджахеды» довольно загыгыкали.

- Пляшы, сюка!

- Я... я... - мужик лихорадочно соображал, что же ему делать. Потом он уцепился за спасительную, как ему показалось, идею: - Я без музыки не могу.

Фарид заржал и, давясь смехом, что-то сказал на своём языке мародёру с пистолетом. Тот тоже заржал и толкнул в бок своего соседа, который уже рылся в рюкзаке. Фарид, всё ещё гогоча, «обрадовал» проводника:

- Сэйчас будет целий аркэстр!

Из рюкзака был извлечёна какая-то штучка, которую мужик не смог опознать. Фарид поковырял её заскорузлыми пальцами и штучка вдруг заиграла музыку. Мотив сам по себе был не знаком и мужик не мог расслышать слова, но он понял, что это их, моджахедов, песня.

Он тяжело вздохнул и начал «плясать» - неуклюже и медленно, с заплетающимися ногами, нелепо взмахивая руками и холодея от страха. Глядя на эти ужимки, мародёры ржали до икоты, били друг друга по плечу и падали от хохота на спину, брызгая слюной сквозь бороды.

Наконец, Фарид немного успокоился и, утирая выступившие слёзы, сказал:

- Ладно, хватыт, иды атсюда.

Песня остановилась и мужик прекратил «танец»:

- Как это так — иди? А деньги?

- Праваливай, да. Нэ будит дэнег.

- Эй, но есть же уговор!

- Пащёль атсюда, бидло!

Мародёр с пистолетом опять направил оружие на мужика, но Фарид быстрым жестом отвёл ствол, произнеся что-то неразборчивое. Мародёр ответил и, похоже, Фарида эта дерзость не устроила — он повысил тон и выдал длинную тираду, из которой проводник ровным счётом ничего не понял. Лицо первого моджахеда перекосило от злобы, но он опустил пистолет и, видимо, согласился со своим вожаком. Мужик чуть-чуть расслабился. То, что денег в самом деле не будет, он уже понял... «Но хоть в живых останусь, уже хорошо». Фарид повелительно махнул рукой и произнёс:

- Всё, иды атсюда.

Проводник снова вздохнул, пожал плечами и побрёл обратно. Он уже прошёл мимо одноэтажного здания с нечитаемой вывеской, когда Фарид вскинул автомат и выпустил в спину мужику длинную очередь.


Tags: после заката будет восход
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments